Камилла Лэкберг "Проповедник"

Шокирующая находка в ущелье на окраине приморского городка Фьельбака: труп убитой после жутких истязаний туристки. А рядом – перенесенные откуда-то кости двух других девушек, чьи жизни прервались четверть века назад. Тогда в их исчезновении обвинили местную знаменитость Юханнеса Хульта, члена скандально известного семейства. После обвинений он покончил с собой.

 

Действительно ли Хульт – убийца? И кто спустя столько лет решил продолжить его ужасное дело? У полиции мало времени – пропала еще одна туристка…

Камилла Лэкберг "Проповедник"

620,00 ₽Цена
  • ПРОЙДЕТ ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА… И УЖАС НАЧНЕТСЯ СНОВА… ПРОДОЛЖЕНИЕ ЦИКЛА «ФЬЕЛЬБАКА» ОБ ЭРИКЕ ФАЛЬК И ПАТРИКЕ ХЕДСТРЁМЕ. МИРОВОЙ БЕСТСЕЛЛЕР. 22 миллиона экземпляров книг более чем в 60 странах на более чем 30 языках. Ее называют «шведской Агатой Кристи». Камилла Лэкберг — ведущий автор среди прославленных мастеров скандинавского детектива. Первый же ее роман стал мировым бестселлером — как, впрочем, и каждый последующий. Лэкберг входит в десятку самых популярных писателей Европы. Шокирующая находка в ущелье на окраине приморского городка Фьельбака: труп убитой после жутких истязаний туристки. А рядом — перенесенные откуда-то кости двух других девушек, чьи жизни прервались четверть века назад. Тогда в их исчезновении обвинили местную знаменитость Юханнеса Хульта, члена скандально известного семейства. После обвинений он покончил с собой.

    Действительно ли Хульт — убийца? И кто спустя столько лет решил продолжить его ужасное дело? У полиции мало времени — пропала еще одна туристка… «Лэкберг — эксперт в деле смешивания милых домашних сцен с останавливающим кровь ужасом». — Guardian «Лэкберг особенно хороша в изображении клаустрофобии, свойственной маленьким сообществам, в которых все знают всех, а полицейский может дружить с убийцей». — The Times «От романов Лэкберг бросает то в жар, то в холод». — Sun «У Лэкберг особый дар: ей удалось создать два наиболее законченных образа во всей современной детективной литературе — причем сделать это с особой теплотой, пробивающейся сквозь скандинавскую холодность». — Independent